Домой Юмор Гарантия месяц

Гарантия месяц

370
0
Гарантия месяц

Наверное, всем хоть раз в жизни приходилось собирать справки. И порой наведаться нужно в весьма инте- ресные учреждения. Например, в психодиспансер. До его посещения у меня не возникало сомнений отно- сительно своего психического здоровья, но теперь я не уверена, что психика моя не пошатнулась.Наверное, всем нам хоть раз в жизни приходилось собирать справки. Без этого нельзя обойтись при поступлении в колледж или институт, а также при устройстве на работу. Бумажки с печатями нужны тем, кто собирается получить права, взять в банке кредит на кругленькую сумму или пристроить ребёнка в детский сад. Несчастные, вынужденные простаивать часами в очередях, хорошо знают, что у каждой справки есть, так сказать, свой срок годности. Одна действительна месяц, другая – полгода, а третья превратится в никому ненужный клочок бумаги всего за три дня. Особенно «везёт» тем, кому предстоит предоставить целую стопку. Ведь надо рассчитать своё и без того незначительное свободное время так, чтобы успеть сдать справки до того, как они станут макулатурой. Ведь если не успеешь – придётся начинать сначала.

Гарантия месяцА ещё случаются весьма «весёлые» ситуации, когда вам выдают список из десяти инстанций, которые необходимо срочно посетить, а потом выбирают из всей кипы каких-нибудь три-четыре бумаги и искренне удивляются, зачем же вы принесли остальные и кто сказал вам такую чушь, что их вообще нужно собирать.

Именно такая ситуация произошла недавно со мной. Больше половины справок мне не понадобились. Поверьте, зря потраченного времени было невероятно жаль. Вот только была среди этих ненужных бумаг одна, о получении которой я не жалею – справка из психоневрологического диспансера. Всё дело в том, что вместе с ней я получила массу впечатлений.

Честно говоря, оказалась я в этом учреждении впервые и сначала не совсем осознавала, в какого рода инстанции нахожусь. Заняв место в немаленькой очереди, я спокойно присела на банкетку, раскрыла книжку и приготовилась с пользой провести время. Не тут-то было. От беседы, который вели две сидящие передо мной дамы, абстрагироваться было трудно. Дело в том, что они самозабвенно обсуждали, в каких психиатрических клиниках лежали, где лучше кормят, где персонал более приветливый… Я совсем не ожидала, что в простой очереди за простой справкой о том, что я в диспансере на учёте не состою, меня ждёт вот такое соседство.

Судя по всему, никого кроме меня это такие разговоры не смущали. Ни лысого громилу с лицом киношного маньяка, ни странно одетую бабушку, глядящую перед собой отсутствующим взглядом, ни даже её постоянно почёсывающего нос сопровождающего. Сглотнув, я заставила себя успокоиться. Следовало подождать всего полчаса – и я со спокойной душой поеду домой. Заходя в кабинет, я почти не нервничала. Совсем недавно моя знакомая ездила сюда же за справкой и рассказала, что никаких обследований не будет, медсестра лишь поставит пару подписей.

Однако удача была не на моей стороне. Вместо медсестры меня ждал серьёзный доктор с внимательным взглядом исподлобья. Предложив мне присесть, психиатр взял лист бумаги и принялся писать.

— Фамилия, имя? – спросил он, на секунду взглянув на меня.

Я представилась и, приказав себе не нервничать, попыталась улыбнуться.

— Головные боли не мучают? – осведомился врач.

— Нет, — покачала я головой.

— Образование какое? – снова резко сменил тему психиатр.

— Высшее.

— От несчастной любви не страдали? Вены по молодости не резали? – почему-то поинтересовался он.

— Нет, — ответила я, не раздумывая.

— Дата рождения, – потребовал доктор, вновь перескочив на официальный тон.

Я поспешно выпалила и эту информацию.

— Родственники никакими психическими заболеваниями не страдали? – не унимался психиатр.

Допрос продолжался ещё пару минут. Стандартные требования, типа места работы или адреса, продолжали чередоваться с весьма неожиданными вопросами. Колючий взгляд маленьких, недоверчивых глазок доктора, которые он то и дело отрывал от бумаги, прожигал насквозь. Сказать, что я чувствовала себя не в своей тарелке – не сказать ничего.

Наконец, психиатр перестал писать и посмотрел на меня в упор.

— Число сегодняшнее не подскажете? – изобразил милую улыбку врач.

— Тридцатое января, — ответила я, радуясь, что буквально за несколько минут до того, как войти в кабинет, писала напоминалку на завтра, а, следовательно, заглядывала в календарь.

— А год? – улыбка стала ещё шире.

— 2012.

Я очень надеялась, что голос мой прозвучал твёрдо, потому что ощущала я себя крайне неуверенно. Доктор вывел внизу страницы дату и протянул мне справку.

— Действительна в течение месяца, — напомнил он мне, прежде чем я вышла в коридор.

Всё наконец-то закончилось, и счастью моему не было предела.

До посещения психоневрологического диспансера у меня не возникало никаких сомнений относительно моего психического здоровья. Но теперь я не уверена, что после такого обследования психика моя не пошатнулась. Конечно, добрый доктор дал мне справку… Но срок её истёк ещё в первых числах марта, а за окном давно уже май. Поэтому, дорогие друзья, нет у вас никакой гарантии, что общаетесь вы сейчас с нормальным и адекватным человеком!