Петербургские педагоги прокомментировали недавние школьные скандалы

Петербургские педагоги прокомментировали недавние школьные скандалы

Школьники создают профсоюз и собираются бастовать против ЕГЭ. Делают из портретов учителей обидные картинки и выкладывают их в соцсети. Педагоги нервничают, теряются, сулят ученикам неприятности и даже пытаются привлечь к школьному конфликту прокуратуру. Получается некрасиво и бесполезно. Похоже, между учителями и учениками ширится трещина непонимания, нарастает противостояние. Типичное «верхи не могут, низы не хотят».

Петербургские педагоги прокомментировали недавние школьные скандалы

Профсоюз "Ученик"

Десятиклассник Леонид создал в петербургской гимназии N 622 профсоюзную организацию с простым названием "Ученик". Собрал единомышленников — около 170 человек — и вместе с ними разработал целый список требований к школе. Все как положено: план-минимум и план-максимум.

В первой части три пункта: сократить количество контрольных максимум до трех в день, получить возможность самовыражаться (например, окрашивая волосы в яркие цвета) и упразднить совет старост, который, по мнению активистов, абсолютно бесполезен и состоит исключительно из "декоративных", удобных учителям школьников. План-максимум грандиозен: добиться отмены ЕГЭ. Причем путем забастовок.

Надо сказать, сам Леонид волосы не красит, учится на четверки и пятерки и активно участвует в жизни гимназии. Слишком активно, решило руководство заведения, узнав о несанкционированном профсоюзе, и вызвало подростка на ковер. Тот не растерялся и рассказал обо всем через соцсети. Как говорится, проснулся знаменитым. Несколько дней в начале декабря шестнадцатилетний профсоюзный лидер был в топе новостей.

— Директор запугивала меня психбольницей, прокуратурой, говорила, что я "недолидер", — рассказывал журналистам Леонид. — Вызывала наугад старшеклассников и говорила им, чтобы они держались от меня подальше. Мне она бесконечно угрожала исключением из школы, прокуратурой, но никаких оснований, почему им нужно мной заняться, не называла.

Как ни странно, в городском комитете по образованию встали на сторону Леонида: если общественная деятельность школьника не мешает образовательному процессу, ничего противозаконного в ней нет. Ситуацию прокомментировали даже в Министерстве просвещения РФ: заверили, что открыты к предложениям со стороны учеников и поддерживают инициативность, если она несет в себе созидательное, а не деструктивное начало.

Замахнулись на устав

Прошел месяц. Леонида никто не отчислил, скандал утих, занятия в школе идут своим чередом. Недавно уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова посетила гимназию, чтобы увидеть, как сказалась на ее жизни деятельность ученической профсоюзной ячейки.

В целом все в норме. Учителя слегка обижены на то, что Леонид пошел на конфронтацию вместо того, чтобы попытаться договориться с директором. Старшеклассники радуются: говорят, что внезапная известность пошла гимназии на пользу. Руководство действительно стало больше прислушиваться к ученикам. Правда, спокойно относиться к смене цвета волос школьников педагоги еще не научились. Подростки огорчаются, но верят, что скоро смогут добиться свободы самовыражения.

После истории с Леонидом ребята решили вместо совета старост создать совет гимназистов, полномочия которого будут гораздо шире, чем организация культмассовых мероприятий. Инициативная группа даже замахнулась на смену Устава школы, но обещала делать все совместно с администрацией.

— Любой учащийся сможет прийти и рассказать, что его беспокоит и что он хочет улучшить в нашей школе, — говорят подростки. — Мы хотим внести изменения в нормативные документы и пропишем там права и обязанности не только учеников, но и учителей. Чтобы мы знали, на что учитель имеет право, а на что — нет.

Создание совета гимназистов не означает расформирования профсоюза, в который, к слову, вступает все больше старшеклассников. Сам Леонид по-прежнему в оппозиции. Он не видит существенной поддержки в лице администрации гимназии, зато, похоже, нашел ее на городском уровне. Леонид и его соратники получили предложение войти в Детский совет при аппарате омбудсмена.

Эффективно работать с подростками можно только в связке с родителями. А как быть, если они сами относятся к школе без уважения?

В целом, несмотря на осадок от скандала, с которого началась эта история, произошедшее вполне может пойти на пользу имиджу гимназии. Как минимум можно заявлять о себе как о заведении, где учатся сильные личности. Светлана Агапитова сделала именно такой вывод: "Гимназия N 622 нацелена на воспитание лидеров, которые не боятся открыто выражать свое мнение. Пример Леонида доказал, что педагоги с поставленной задачей успешно справляются".

Шутки кончились

Во втором педагогическом скандале нынешнего учебного года найти положительные стороны сложнее. Обе стороны выглядят некрасиво.

В Гатчине семиклассники лицея N 3 создали группу в социальной сети, где стали выкладывать коллажи, высмеивающие педагогов. Порой довольно жестоко. Критиковались не только методы преподавания, но и внешность учителей. Страница быстро стала популярной, число ее подписчиков разрослось до 90 человек (грубо говоря, три полных класса). Многие из них охотно подключились к наполнению паблика: оставлять на стене сообщества записи — не всегда цензурные — могли все желающие. Но в какой-то момент шутки кончились — о группе узнали ее герои. И не на шутку обиделись.

Двух модераторов группы вызвали на педсовет вместе с родителями. Школьников пристыдили, паблик удалили. Подростки извинились, но, видимо, плохо. Потому что две учительницы пожаловались на тринадцатилетних нахалов в прокуратуру. А мальчишек перестали пускать на уроки. Один не выдержал и ушел в другую школу. Мама другого обратилась в районный комитет образования. Только после вмешательства местных властей руководство лицея пообещало, что отчислять обидчика педагогов не собирается. Сейчас подросток продолжает учиться и, судя по всему, не испытывает дискомфорта. В администрации Гатчинского района конфликт считают исчерпанным. Между тем прокуратура перенаправила учительскую жалобу в полицию. Оттуда информации о результатах пока не поступало.

Педагогическое бессилие

К разбирательству подключилась Тамара Литвинова, уполномоченный по правам ребенка в Ленинградской области. Она следит за тем, чтобы несовершеннолетнего модератора не притесняли, но настаивает: произошедшее в лицее во многом на совести его родителей. "Воспитание должно быть в школе, но прежде всего оно начинается в семье, — говорит омбудсмен. — Дети не должны неподобающим образом высказываться в отношении взрослых, педагогов, людей, чей авторитет в коллективе незыблем".

Почти все руководители учебных заведений, к которым мы обращались за комментариями, с этим посылом, в принципе, соглашаются. И добавляют: в любой ситуации можно найти общий язык, привлечение прокуратуры к банальному школьному конфликту — свидетельство педагогического бессилия.

— Школьники рисуют мемы на учителей? Ну и что, такое везде случается, у нас тоже, — пожимает плечами Максим Пратусевич, директор петербургского лицея N 239. — Бывают удачные рисунки, бывают глупые. Но педагогу обижаться на ученика — это как минимум странно. Самое разумное — не обращать внимания. Если не получается, ничто не мешает проартикулировать свои чувства, прямо сказать авторам паблика: "Мне неприятно". Возможно, в обсуждаемой ситуации этого было бы достаточно. Но и учителей понять можно. От педагогов сейчас много требуют, не давая при этом никаких рычагов влияния. Эффективно работать с подростками можно только в связке с родителями, а как быть, если они сами относятся к школе без уважения? Простой пример: школьник прогуливает по три недели в месяц, мама исправно пишет записки классному руководителю, а потом обвиняет педагогов в том, что ее сын ничего не знает. Давайте тогда уж сделаем как в Германии: не отправил ребенка в школу без уважительной причины — заплати пятьсот евро штрафа.

Какое-то время все шло по инерции, по накатанной, а сейчас стало очевидно: система среднего образования разбалансирована. Изменение общественного отношения к школе — сложное и серьезное дело, но заниматься этим необходимо.

Комментарий

Дима Зицер, доктор педагогических наук:

— Детские объединения — лишь вопрос времени. Они еще не осознали до конца происходящее, взрослый сговор еще не предстал перед ними во всей своей тупой и жестокой красе. Но таких попыток будет с каждым днем все больше.

Строго говоря, мальчик совершил лучший поступок, на который способен ученик: он попытался объединить соучеников в единый коллектив, цель которого — образование. А в основе — анализ, самоорганизация, сомнение, рефлексия. Подарок для педагога!

Ну а взрослые ожидаемо продемонстрировали свои худшие стороны: испугались до жути и привычно предали…

Но не стану я ругать конкретного директора. И вам не советую. Велик соблазн снова свалить все на одного взрослого. Но намного честнее, да и полезнее, постараться понять, перед какой пропастью оказались мы. Понять, почему мы выдаем именно такие реакции, лишь только наши дети заявляют о своих человеческих качествах и правах. Не отговариваться тем, что вы-то лично отреагировали бы иначе, — боюсь, в большинстве случаев не отреагировали бы. Директор ведь только наш с вами представитель, которого мы отрядили для общения с детьми. А сами прикрылись своими взрослыми заботами, пытаясь спрятаться от тоски и страха…

Простите нас, дорогие дети! И сил вам!