Домой Разное Почему в Верхней Волге уменьшаются запасы ценной промысловой рыбы

Почему в Верхней Волге уменьшаются запасы ценной промысловой рыбы

4
0

Почему в Верхней Волге уменьшаются запасы ценной промысловой рыбы

Антропогенное воздействие на Верхнюю Волгу, в том числе в результате рыболовства, по мнению специалистов, несет реальную угрозу биоразнообразию водоемов Волжского бассейна. Как уменьшить промысловый прессинг, эффективно восполнять речные рыбные запасы и развивать рыбопроизводящие предприятия — об этом и многом другом говорили участники совещания, прошедшего в Ярославской области под руководством главы Росрыболовства Ильи Шестакова.

Почему в Верхней Волге уменьшаются запасы ценной промысловой рыбы

Пережили пандемию с удочкой в руках

В Ярославской области в 1980-х годах, по данным регионального департамента АПК и потребрынка, для промышленного рыболовства научные организации устанавливали квоту в 3200 тонн и более. А в последнее десятилетие этот допустимый объем не превышает 1700 тонн.

— Резкое снижение объемов выделяемых для рыболовства водных биологических ресурсов происходило до 2010 года, после чего вплоть до 2019 года наблюдалось ежегодное незначительное увеличение размеров квот. Вместе с тем в 2020 году вновь произошло уменьшение выделенных для рыболовства объемов водных биоресурсов, — говорит заместитель председателя правительства Ярославской области Валерий Холодов.

Так, в 2019 году квота составляла 1671,1 тонны, в том числе на ценные и особо ценные виды рыб (щуку, леща, судака и др.) — 568,4, а в 2020-м — уже 1601,2 тонны, из которых ценные — 563,5. Вроде небольшое снижение, но тенденция тревожная.

Впрочем, из-за теплой зимы в 2019 году рыбаки-промысловики не смогли выбрать и эту квоту, сумев освоить только 66 процентов от выделенного объема: основной промышленный лов в зимние месяцы производится со льда, которого почти не было. В 2018-м этот показатель тоже был низким — 79,8 процента. В нынешнем году добыча идет бодрее, хотя, полагают в департаменте АПК, все равно не теми темпами, которые желательны для обеспечения населения рыбой.

Нагрузка на водоемы, в частности на Рыбинское водохранилище, за время пандемии выросла

Зато рыбаки-любители в период пандемии, наоборот, активизировались. По словам Валерия Холодова, нагрузка на водоемы, в частности на Рыбинское водохранилище, в это время возросла в три раза. Что и понятно: простои на работе — а в некоторых случаях и увольнения — часть населения переживала с удочкой в руках.

Пескарь вместо щуки

По официальным данным, на территории Ярославской области сегодня зарегистрированы четыре общественные организации рыбаков-любителей, в которых состоят 7,5 тысячи человек. По средним же экспертным оценкам, рыбаков-любителей в регионе — более 200 тысяч. Но если вдобавок учесть приезжих (а ярославские водоемы привлекают жителей ЦФО, в том числе москвичей, а также Северо-Западного федерального округа), то любителей рыбалки получится еще больше. То есть прессинг на водные биоресурсы оказывается серьезный.

Специалисты отмечают, что запасы основных промысловых ценных и особо ценных видов рыб (судака, леща, щуки) в Верхней Волге находятся в «депрессивном состоянии». С начала 1980-х и до 2010-х годов улов судака, например, сократился более чем на 77 процентов — с 250 до 55,6 тонны. А за последнее десятилетие этот улов упал уже до 39 тонн.

Аналогичная ситуация с лещом, чуть лучше — со щукой. Объемы добычи последней в 2019 году в Ярославской области даже выросли с 41,8 до 43,7 тонны. Но в общем ситуация безрадостная.

— В настоящее время в водохранилищах Верхней Волги, где осуществляется промысел, существует реальная угроза необратимого подрыва естественного воспроизводства ценных видов рыб, и прежде всего — судака, — подчеркивает директор Всероссийского НИИ рыбного хозяйства и океанографии Кирилл Колончин. — Наиболее остро этот вопрос стоит для Рыбинского водохранилища.

При этом, по словам Валерия Холодова, в последнее десятилетие наблюдается замещение ценных видов рыб менее ценными с коммерческой точки зрения. Например, в прошлом году доля уловов судака в общем объеме региональной промышленной добычи рыбы составила всего три процента, щуки — четыре, леща — 22 процента. Во ВНИИ рыбного хозяйства эти процессы связывают именно с возрастанием промысловой нагрузки, и прежде всего — с ростом объемов любительского лова. Эксперты института подсчитали, что объемы любительского вылова в различные годы составляют от 30 до 180 процентов от объема промышленной добычи.

Общественность против браконьера

Хотя сами рыболовы-любители с такой оценкой соглашаться не спешат, объясняя свою позицию тем, что большинство из них возвращаются домой с уловом, который к особо ценному не относится: с ершами, карасями, плотвой, окунями и так далее.

Фактические промысловые уловы существенно превышают официальные

— Большинство любителей ходят за пескарями, ершами, плотвой, которые даже не квотируются, — поясняет председатель Ярославского отделения межрегиональной общественной организации «Союз рыболовов» Ирина Лебедева. — Кроме того, законом о любительском рыболовстве вылов на одного человека ограничен пятью килограммами в сутки. Да и, признаюсь, чтобы какие-то серьезные уловы были, нужен многолетний опыт. Потому что первые лет пять, а то и больше уловы часто бывают незначительными. У меня, например, многие спрашивают: «Да где хоть вы рыбу находите? У меня муж и сосед регулярно на рыбалку ходят и только кошкам приносят…»

Другое дело — браконьеры.

— Мы всегда говорим: не сравнивайте добросовестного рыбака с браконьером. Браконьер — это нарушитель, не надо стричь всех под одну гребенку, — переживает главная рыбинская рыбачка Лебедева.

Да и промысловики, несмотря на работу ФГИС «Меркурий», судя по всему, находят лазейки для нелегальной добычи. Так, по оценкам специалистов, фактические промысловые уловы с учетом нелегального изъятия ежегодно существенно превышают официальные. В 2019 году, например, они оценены в 2245,6 тонны рыбы, в то время как официально было добыто 1103,2 тонны.

При этом, несмотря на увеличение количества надзорных мероприятий, число возбужденных уголовных дел против браконьеров в прошлом году заметно снизилось: если в 2018-м их было 163, то в 2019-м — 61.

— Одной из причин снижения регистрации преступлений стало изменение судебно-следственной практики квалификации преступных деяний, отсутствие единой правовой позиции районных прокуроров в части, касающейся минимального размера ущерба, причиненного в результате незаконной добычи водных биологических ресурсов, — сетует Валерий Холодов. Сейчас, по его словам, правительство региона совместно с облпрокуратурой вырабатывает единообразный подход к рассмотрению сообщений и расследованию таких уголовных дел.

Более того, власти области уверены, что в борьбе с браконьерством недооценена роль общественности.

— По нашему мнению, в регионе необходимо создать общественные организации, ассоциации рыбодобывающих предприятий, заинтересованных в сохранении и воспроизводстве рыбных запасов, — говорит председатель правительства Ярославской области Дмитрий Степаненко. — Также для повышения контроля за оборотом выловленной рыбы, исключения появления на рынке браконьерских уловов необходимо рассмотреть вопрос об организации на базе собственников рыболовных участков единых пунктов приема добытой рыбы с обязательным наличием в них специалистов в области ветеринарии.

Восстановлению подлежит

Оптимистичный факт: процесс воспроизводства ценных видов рыб в водоемах региона идет по нарастающей. В нынешнем году сотрудники Верхневолжского филиала «Главрыбвода» выпустили в Рыбинское и Горьковское водохранилища более 3,6 миллиона мальков ценных видов рыб, в том числе почти 3,5 миллиона мальков щуки. Это на 47 процентов больше, чем годом раньше. Чтобы процесс шел еще интенсивнее, по мнению правительства области, необходимо модернизировать выращивающий рыбью молодь Чернозаводский рыбоводный завод.

Обнадеживает и заявление главы Росрыболовства Ильи Шестакова о намерении дать поручение ФГБУ «Главрыбвод» рассмотреть возможность строительства в Ярославской области дополнительного рыборазводного завода, а также планы по воспроизводству водных биоресурсов учредителей нового рыбоводного научного-производственного комплекса из Некоузского района. В сотрудничестве с учеными из расположенного в Борке Института биологии внутренних вод имени Папанина РАН в этом комплексе будет реализован пилотный проект по воспроизводству судака, то есть выращиванию его личинок для последующего выпуска в водоемы. Для реализации проекта уже достигнуто соглашение о восстановлении не используемых институтом прудов: нерестовых, мальковых, выростных, нагульных, зимовальных и маточных.

Кстати, тот же инвестор намерен выращивать осетровые и сиговые виды рыб с производительностью до 100 тонн в год. Всего же в регионе сейчас реализуются несколько инвестпроектов в области аквакультуры: в Ростовском районе создается комплекс по выращиванию клариевого сома, в Пошехонском производится товарная форель и осетровые. В Ярославском районе фермер тоже растит форель, а в Ярославле в мае 2020-го открылось еще одно предприятие, специализирующееся на клариевом соме.

В правительстве области рассчитывают, что благодаря названным проектам к 2022 году производство товарной рыбы в регионе достигнет 1600 тонн. А меры по воспроизводству биоресурсов позволят выйти на объем промышленной добычи рыбы в две тысячи тонн.

Компетентно

Илья Шестаков, руководитель Федерального агентства по рыболовству:

— В субъектах Российской Федерации, по территории которых протекает Верхняя Волга, проживает свыше 10 процентов населения всей страны — 15 миллионов человек, и в этой связи водные биоресурсы Волги испытывают высокую антропогенную нагрузку, вызванную как обычной хозяйственной деятельностью, так и результатами рыболовства. По этим причинам важно развивать рыбохозяйственный комплекс Верхней Волги, уделяя должное внимание как потребностям местного населения, так и мерам по сохранению водных биоресурсов. Ведь именно в балансе использования и восстановления заключается эффективность природопользования. Только на местах, со знанием всех региональных особенностей, можно определить релевантные направления развития рыбохозяйственного комплекса, будь то развитие экотуризма, аквакультуры, промышленного рыболовства или организация любительской рыбалки.