Домой Досуг Милый друг: сравнительная характеристика книги и ее экранизации

Милый друг: сравнительная характеристика книги и ее экранизации

751
0
Милый друг: сравнительная характеристика книги и ее экранизации

В конце марта этого года состоялась долгожданная премьера – очередная экранизация романа Ги де Мопассана «Милый друг». Причина ажиотажа вокруг фильма во многом связана со звездным составом актеров, принявших участие в съемках.В конце марта этого года состоялась долгожданная премьера – очередная экранизация романа Ги де Мопассана «Милый друг». Причина ажиотажа вокруг фильма во многом связана со звездным составом актеров, принявших участие в съемках. Ума Турман, Кристин Скотт Томас, Кристина Риччи, Роберт Паттисон, и это далеко не полный список. И если с женским составом все более-менее понятно, то за работой молодого дарования Паттисона критики и зрители наблюдают особо пристально и с известной долей скепсиса — британскому актеру еще долго придется доказывать, что роль вампира Эдварда из Сумеречной Саги не верх его способностей и таланта.

Милый друг: сравнительная характеристика книги и ее экранизацииТак уж вышло, что фильм я посмотрела дважды – не потому что была без ума от первого просмотра, просто так сложилось. Но, к моему удивлению, повторный просмотр произвел даже более благоприятное впечатление, чем первый. Скорее всего, дело в том, что я уже знала, чего стоит ждать от фильма, а чего, увы, нет. Но обо всем по порядку.
Роман Ги де Мопассана «Милый друг» экранизировался пять раз, не считая шведско-французской порно-ленты по мотивам произведения, снятой в 1976 году. Итого шесть фильмов, шесть актерских составов, шесть Дюруа, взбирающихся вверх по социальной лестнице через будуары и спальни влиятельных дам. В чем же особенность романа, что заставляет вновь и вновь возвращаться к нему?

Несомненно, что в первую очередь это связано со спецификой творчества Мопассана, позволяющей перенести частности, свойственные времени автора, на современную действительность, а также образность и философско-психологическая составляющая романа.

Ги де Мопассан – французский писатель (1850 – 1893), по отцу происходивший из дворянского рода, а по матери – из Нормандской буржуазии. Не удивительно, что сильное влияние на творчество писателя оказало постепенное угасание и утрата дворянством своего влияния в обществе, а также бурный расцвет буржуазии и капитализма. «Милый друг» — произведение, разоблачающее гнилостность действующих в высшем обществе времен Третьей Республики негласных законов, продажность его морали и нравов. Милый друг: сравнительная характеристика книги и ее экранизацииЕще в марте 1883 года Мопассан опубликовал в «Жиль блаз» небольшой очерк «Мужчина-проститутка», в котором утверждает наличие во французском обществе такого типа мужчин, которые строят себе карьеру при помощи женщин. И уже в 1885 году подробно раскрывает эту тему в «Милом друге».

Главный герой романа — отбывший военную службу в Алжире Жорж Дюруа не хочет возвращаться к родителям-крестьянам в провинцию и решает попытать счастья в Париже. В блистательной, манящей своим великолепием и роскошью столице Жорж устраивается на службу в канцелярию. Какое-то время он сильно стеснен в средствах, пока счастливый случай не сталкивает Дюруа со старым армейским приятелем – Шарлем Форестье. Шарль хорошо устроен в жизни – удачно женат и работает журналистом в газете крупного финансиста Вальтера. Форестье предлагает помочь Дюруа на первых порах. С этого момента и начинается восхождение мечтающего о богатстве и признании авантюриста вверх по социальной лестнице, которая приводит его к невесте с многомиллионным состоянием и высокому положению в обществе. Методы, которыми пользуется Жорж, весьма тривиальны – довольно быстро, хотя и не без колебаний, усваивая «гибкость» нравов парижского общества и его снисходительность к «мелким грешкам», обладая привлекательной внешностью, он без зазрения совести пользуется своим обаянием и влиянием на женщин, получая от них все, что нужно – секс, деньги, власть. В то же время главный герой не чужд привязанностям и сомнениям, его нельзя обвинить в совершенной бесчувственности, но беспринципность и определенная жестокость в достижении своих целей быстро становится его кредо. Жорж уже не увлекается, он просчитывает. Много внимания уделено в романе и так называемой «танжерской линии» — извлечение редакцией Вальтера и его сторонниками денежной выгоды из колониальных экспедиций путем обмана общественного мнения и граждан, компрометирования одних политиков в пользу других. Исследователь творчества Мопассана Данилин Ю. характеризует эту сюжетную линию следующим образом: «В изображении этой экспедиции, описанной в романе с таким обилием реалистических деталей (обман общественного мнения и палаты депутатов, лживая компания в печати, грязная биржевая спекуляция и пр.), раскрывается одна из сторон творческого метода Мопассана. Писатель создал реалистическое произведение, основываясь на некоторых аналогичных фактах начала 80х гг – на основании оккупации Туниса Францией…». Таким образом, в романе уделено немалое внимание политике и финансовым махинациям. Если же прибавить ко всему вышесказанному присущий творчеству автора эротизм, чувственность, которой наполнены его произведения, то становится ясным, почему его романы снова и снова обретают жизнь на экране.

Последняя экранизация романа, о которой и пойдет речь, стала дебютом для двух театральных режиссеров — Деклана Доннеллана и Ника Ормерода. И это заметно. Кажется, что роман потерял свою целостность, рассыпавшись на отдельные сцены, не всегда хорошо и понятно связанные между собой. Не обошлось также без излишне экспрессивных выражений эмоций, драматический заламываний рук и других частей тела, глубокомысленных пауз, театральных мизансцен. Поспешность в повествовании одних событий подчеркивает необоснованную затянутость других, отчего продвижение по сюжету происходит неравномерными скачками, что называется «по верхам», но не проникая в суть происходящего.

Но основная проблема ленты, на мой взгляд, даже не в этом, а в самих героях. Они слишком много потеряли от своих прототипов, и так мало сумели приобрести за отведенное им экранное время.

Дюруа в исполнении Паттисона начисто лишился своего изящества, не говоря уже об уме и ловкости. Ничем особо не одаренный, в отличие от Мопассановского героя, который хоть и был пройдохой, но многому научился и даже по-своему любил работу журналиста, к концу фильма герой превращается в жестокого, пустого и циничного негодяя, излишне импульсивного и попросту опасного.

Мадлена Форестье, сыгранная Умой Турман, не просто далека от «хорошенькой, изящной блондинки», она бравирует своей эмансипированностью, безапелляционно заявляет Жоржу, что не будет его любовницей, без капли смущения и тонких намеков объясняет, что и как ему нужно делать, чтобы продвинуться, почти по-армейскому строит Дюруа, уже будучи его женой, так что в какой-то момент последнему даже хочется посочувствовать. Не говоря уже о совместной постельной сцене, лишенной хоть какого-то смысла, отталкивающей и нелепой в своей экспрессивности, но отнявшей драгоценное время. А времени действительно не хватило – многие важные, даже ключевые сцены, как, например, дуэль, так и остались за кадром, лишив героев развития, а сюжета динамики. Сильно затянутое начало и несколько поспешная, насыщенная событиями, где-то даже эффектная концовка оставляют после себя чувство незавершенности, смазанности. А эволюция Дюруа происходит настолько же внезапно, сколь и незаметно, что остается только гадать – не был ли он таким с самого начала и о чем тогда, собственно, речь?

Более достоверным и цельным получился образ Клотильды в исполнении Кристины Ричи. Конечно, это не «веселая бабенка», «такая же авантюристка, как и он сам», но безоглядно влюбленная, готовая все прощать женщина, которая, однако, трогает своей искренностью, а порой и почти беззащитностью перед чарами Дюруа.

Пожалуй, наиболее близкой к первоисточнику получилась госпожа Вальтер. Добродетельная и благоразумная матрона, потерявшая свежесть юности, но сохранившая свою женскую привлекательность, она пропадает в своей запоздалой любви, теряет голову и саму себя, при этом все же сохраняя остатки достоинства, в отличие от книжной героини. По моему скромному мнению именно Кристин Скот Томас исполнила лучшую роль в этой экранизации.
Что касается «выигрышного билета» Дюруа – Сюзанны Вальтер, то героиня начисто потеряла свои краски. Нет обаятельной, острой на язык девицы, которая со временем сможет составить неплохую партию своему будущему мужу в вопросах морали и нравственности. Кукольность внешности героини перенесли на ее характер, почти полностью вырезав их с Дюруа линию из сюжета.

В качестве преимущества ленты можно назвать неплохо раскрытую «танжерскую линию», которой было уделено достаточное количество времени и внимания. Также стоит отметить работу костюмеров, но вот музыкальное сопровождение оставляет чувство легкого недоумения – надрывные звуки скрипки не столько подчеркивают трагичность момента, сколько отвлекают от происходящего на экране. Хотя, может, в этом и был смысл?

Несмотря на все вышесказанное, в отрыве от книги фильм смотреть можно, а поклонникам кого-либо из актерского состава – даже нужно, все же есть в костюмированных драмах определенное очарование. Хотя конечно оно очень далеко от того чисто французского очарования, свойственного романам Мопассанам и некоторым другим его экранизациям. В частности франко-бельгийской экранизации 2005 года с Сагамором Стевеноном в главной роли. У этого Дюруа есть все необходимое — шарм, ловкость и изворотливость, даже знаменитые пушистые усы, сводившие с ума его дам. При этом он не чужд ничему человеческому. Остальные герои, хоть и не избежали режиссерской интерпретации, все же сохранили многое от первоисточника. Для поклонников «Милого друга» я бы посоветовала именно эту экранизацию, которая содержит в себе практически все ключевые сцены романа и сохраняет важные сюжетные линии.

Чтобы подытожить все вышесказанное, приведу несколько высказываний зарубежных критиков по поводу фильма и позволю себе понадеяться, что эта экранизация может и не самая удачная, но наверняка не последняя.

«Милый друг» выглядит ужасно – как видеодневник, снятый на камеру, щедро замазанную вазелином»
Тара Брэди

«Ни одна сюжетная линия не углубляется, ни один персонаж не получает развития. А Паттинсон… Он представляет интерес. Но не как Жорж Дюруа»
Тим Роби

«Несмотря на сильный состав, «Милый друг» не производит впечатления. Разве что оставляет гадать, что это было – костюмная драма или откровенный фарс»
Алекс Зейн

«Вроде бы фильм хорошо поставлен и приятен для глаз, но задан неверный темп, а главное в этой истории вообще куда-то ускользает»
Генри Фицхерберт

«Этот Жорж недостаточно хорош, чтобы заставить вас сопереживать. Зато в конце он такой же негодяй, как и в начале, хуже не стал».
Кристофер Туки