Домой Культура MOÑ в Нацбиблиотеке РТ: «Одним из источников может быть татарская история и традиция»

MOÑ в Нацбиблиотеке РТ: «Одним из источников может быть татарская история и традиция»

2
0

На новой театральной площадке зрителей ждут русско-татарский спектакль, школа национального театра и даже проект Альфрида Бустанова

Одним театральным пространством в Казани вскоре станет больше. На площадке MOÑ, что в новом здании Национальной библиотеки РТ, сегодня будут впервые играть спектакль, а официальное открытие намечено на ноябрь. Отвечает за все команда фонда «Живой город», усиленная известными столичным театральным менеджером и казанским режиссером. О том, чего ждут от MOÑ Инна Яркова и Диана Сафарова, как Казань стала игроком на поле экспериментального театра и место ли ему в библиотеке, — в материале «БИЗНЕС Online».

MOÑ в Нацбиблиотеке РТ: «Одним из источников может быть татарская история и традиция»

Сегодня в black box Национальной библиотеки РТ пройдет первый публичный театральный показ, творческая лаборатория «Угол» адаптировала здесь один из своих спектаклей Фото предоставлено Фондом поддержки современного искусства «Живой город»

«РАБОТАТЬ В ТАКОМ ПРОСТРАНСТВЕ, КАКИМ СТАЛА НАЦИОНАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА РТ, — ЭТО БОЛЬШАЯ РАДОСТЬ»

Сегодня в black box Национальной библиотеки РТ пройдет первый публичный театральный показ, творческая лаборатория «Угол» адаптировала здесь один из своих репертуарных спектаклей — «Говорит Москва» в постановке московского режиссера Ивана Комарова. При этом полноценное открытие новой театральной площадки с амбициозным названием MOÑ (именно так, латиницей) ориентировочно должно состояться в ноябре. Название новому пространству дал спектакль «Моң» (именно так, кириллицей) известного питерского режиссера Бориса Павловича, причем авторы определяют постановку как «русско-татарский спектакль». Герои здесь действительно говорят на двух языках, а среди артистов заявлен Нурбек Батулла.

Двуязычие, судя по всему, должно стать одной из характеристик новой площадки. Ее резидентом стал фонд «Живой город», структура, которая уже немало преуспела на ниве экспериментального театра благодаря работе «Угла» и лабораторий в Казани и Свияжске. В Нацбиблиотеке РТ у «Живого города» появляются новые возможности. Напомним, что к концепции работы всей библиотеки и к архитекторскому и зональному решению руку приложила помощник президента РТ Наталия Фишман-Бекмамбетова, собственно благодаря этому здесь нашлось место и для театра.

«Площадка MOÑ сегодня для всего фонда и его команды — точка роста, — рассказывает „БИЗНЕС Online“ один из соучредителей „Живого города“ Диана Сафарова. — Что мне нравится, что я отмечаю в нас сегодня — мы перестали обсуждать проекты с позиции невозможности чего-либо, внутри себя стерли рамки. Новое пространство — это не только звук и свет, а новая история, которую мы пытаемся вывести и на культурной карте города, и среди независимых театральных институций региона. Если все сложится так, как мы сейчас выстраиваем, уже через пару лет коллаборативные практики театра и библиотеки, театра и городских сообществ, театра и любого не-театра станут повсеместными. Площадка MOÑ — новый большой шаг в данном направлении. Мне нравится, что мы при всей свободе сами выстраиваем концепцию развития — сезонное кураторство, миссия площадки, проекты. Мы стали структурированнее и заняли более сильную позицию. Ну и бесспорно, работать в таком пространстве, каким стала Национальная библиотека РТ, — это большая радость. Здесь совершенно фантастическая атмосфера».

Кстати, на недавнем совете по культуре при президенте РТ в присутствии главы минкульта России Ольги Любимовой директор «Живого города» и «Угла» Инна Яркова позволила себе легкую шпильку в адрес традиционных театральных институций города и республики, напомнив, что именно негосударственные структуры в последние годы привозили в Казань самую престижную российскую театральную премию «Золотая маска». Это «Живой город» вместе с фондом «Сфорцандо» за оперу «Сны Иакова» и творческое объединение «Алиф» за одноименный спектакль. На территории MOÑ данные организации объединят свои усилия.

Как было сказано выше, «Живой город» придумал для MOÑ институт кураторства, пока сроком на один сезон. Курировать площадку станет один из самых известных театральных кураторов Москвы, директор центра им. Мейерхольда Елена Ковальская, а также руководитель творческого объединения «Алиф» Туфан Имамутдинов. Сюда переедет несколько вещей из репертуара «Угла», будет реализовываться проект «Живого города» под названием «Театр горожан», а также большой блок работы окажется связан с национальным театром, что включит в себя не только постановку спектаклей, но и школу татарского театра, за которую отвечает Имамутдинов.

К последней тематике, безусловно, и будет прикован самый большой общественный интерес. В сети уже можно встретить дискуссии о том, насколько вправе новая площадка называться священным для татарской музыкальной культуры определением MOÑ.

Несмотря на официальное открытие лишь в ноябре, здесь обещают до конца календарного 2020 года сразу несколько премьер, помимо «Моң» Павловича. Это два спектакля Имамутдинова — «Хава» и «Кунегу» (последний интригующе заявлен как «спектакль-книга»), работа известного театрального критика Марины Давыдовой «Убывание мира», представленная недавно в качестве эскиза в Свияжске, а также проект Натальи Боренко в рамках «Театра горожан» про Казань.

MOÑ в Нацбиблиотеке РТ: «Одним из источников может быть татарская история и традиция»

Елена Ковальская: «Когда я получила приглашение, то почувствовала большую ответственность и перед фондом «Живой город», и перед аудиторией, которая собралась вокруг их культурных инициатив, и перед художниками» Фото: «БИЗНЕС Online»

«КАЗАНЬ ПРОЯВИЛА СЕБЯ КАК ГОРОД, ГДЕ ЕСТЬ ХУДОЖНИКИ-ЭКСПЕРИМЕНТАТОРЫ И ПУБЛИКА, ОТКРЫТАЯ ДЛЯ НОВОГО»

«БИЗНЕС Online» поговорил с директором центра им. Мейерхольда, одной из главных экспериментальных театральных площадок Москвы, Ковальской о ее кураторских планах на казанский MOÑ.

— Елена, вас не удивило предложение, поступившее из столицы Татарстана?

— Предложение стать куратором новой площадки пришло мне от ребят, которых я давно и хорошо знаю. Все эти годы я с удовольствием и радостью наблюдала, как они создавали площадку «Угол» вместе со своей командой и фондом «Живой город».

За годы своего существования «Угол» сделал Казань центром эксперимента на театральной карте России, и это было поразительное, феноменальное явление — региональные театры обычно консервативнее московских. А столица РТ проявила себя как город, где есть художники-экспериментаторы и публика, открытая для нового. Региональных игроков на поле экспериментального театра очень мало, и Казань стала одним из них. Я была рада присутствовать на нескольких лабораториях «Живого города» в Казани и Свияжске, я ходила на премьеры в «Углу», вела обсуждения и видела, какая чуткая и открытая жизни публика собралась вокруг площадки и художников. Кроме того, министерство культуры Татарстана очень отзывчиво относится к театральному эксперименту и развитию аудитории театра. Власти ориентированы на поисковое и экспериментальное искусство, инновативное и креативное, которое развивает свою аудиторию.

— Как вы видите свою работу над проектом в Казани?

— Когда я получила приглашение, то почувствовала большую ответственность и перед фондом «Живой город», и перед аудиторией, которая собралась вокруг их культурных инициатив, и перед художниками. Первым делом я провела брейншторм, где мы говорили о видении миссии площадки, ее художественной программе и маркетинговых стратегиях. В ходе работы поняли, что в нашей программе будет два направления — «Театр горожан», в котором жители оказываются не только в зале, но и на сцене, получают такой «открытый театральный микрофон». Второе направление — современный национальный театр. Когда мы поняли, что оно необходимо, то пригласили вторым куратором Туфана Имамутдинова. Его работы известны в стране и Москве, я большой поклонник его экспериментальных постановок, в частности «Аллюки». 

Мы с Туфаном будем учитывать не только наши видения — изнутри и снаружи. Мы станем привлекать к работе на площадке людей, которые по-разному определяют себя относительно Казани и по-разному идентифицируют свою татарскость. 

Разные и равноправные оптики — то, что важно для нас. Также, полагаю, Казани есть и будет что добавить к общественной дискуссии о национальных языках и есть что противопоставить неоимперскому тренду.

MOÑ в Нацбиблиотеке РТ: «Одним из источников может быть татарская история и традиция»

«За годы своего существования «Угол» сделал Казань центром эксперимента на театральной карте России, и это было феноменальное явление — региональные театры обычно консервативнее московских» Фото: «БИЗНЕС Online»

— Среди тех, чьи проекты заявлены в этом сезоне на площадке MOÑ, есть и историк, постоянный автор «БИЗНЕС Online» Альфрид Бустанов. Он попробует себя в театральной режиссуре?

— Проект, который мы начнем делать с Альфридом Бустановым, называется «Язык памяти». Его будет курировать Нурия Фатыхова — руководитель программы «Демократия» российского отделения германского фонда имени Генриха Белля. Вместе с Альфридом Бустановым они придумали придать звучание дореволюционным дневникам, письмам, стихам татарских мужчин и женщин. Альфрид, который будет научным руководителем проекта, называет эти источники эгодокументами, а сам проект — лабораторией субъектности. Ему отовсюду присылают на экспертизу материалы из семейных архивов. Они написаны арабицей, и далеко не каждый может их прочесть. Через язык люди оказались разлучены со своими предками, а те потеряли право голоса. Татарские мужчина и женщина до революции — мы видели, какими темными они представлены в романе Гузель Яхиной и сериале. Мы услышали голос Яхиной. Теперь послушаем самих людей. Проект будет продолжаться год и состоять из трех больших ридингов и финального перформанса.

— При этом наверняка наиболее пристально за MOÑ станут наблюдать на предмет того, что здесь происходит на ниве татарского театра.

— Группа «Алиф» будет резидентом площадки. Также Туфан Имамутдинов и его команда откроют образовательное направление, где молодые художники и артисты Татарстана начнут искать театральный язык для выражения своих идентичностей. Театр питают разные источники, например история и уходящая вглубь веков традиция. Подобным образом в начале XX века из этого источника черпал авангард.

MOÑ в Нацбиблиотеке РТ: «Одним из источников может быть татарская история и традиция»

Туфан Имамутдинов: «Меня пригласила Инна Яркова. Конечно, я не мог отказаться от такого предложения, ведь вне ТЮЗа занимался именно проектной деятельностью на национальные темы» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВОСПИТАТЬ ТАТАРСКУЮ КРЕАТИВНО-ТВОРЧЕСКУЮ МОЛОДЕЖЬ НА ЭТОМ МАТЕРИАЛЕ ОЧЕНЬ ВАЖНО»

«Меня пригласила Инна Яркова. Конечно, я не мог отказаться от такого предложения, ведь вне ТЮЗа занимался именно проектной деятельностью на национальные темы. Раз появилось пространство, где можно и репетировать, и заниматься, и показывать спектакли, это сразу снимает множество вопросов, которые всегда нас ограничивали. Потому отказаться было сложно», — рассказал «БИЗНЕС Online» другой куратор MOÑ Имамутдинов, в начале года покинувший пост главного режиссера казанского ТЮЗа.

Теперь у проектов его творческого объединения «Алиф», завсегдатаев «Золотой маски» (к примеру, недавно в Москве показывали номинированные в этом году на общероссийскую театральную премию «Аллюки») будет своя «прописка». «Работа с „Живым городом“ облегчает административные вопросы и освобождает время для творчества. Думаю, мы в первую очередь сами ставим для себя ограничения. Если мы станем работать в тандеме с другой организацией, то я только поддерживаю такую коллаборацию», — говорит Имамутдинов и добавляет, что никаких ущемлений своих творческих планов в том, что у MOÑ есть несколько руководителей, он не видит. «Тем более намечено три премьеры за сезон — для „Алифа“ это много, потому что обычно мы выпускаем один спектакль в год по техническим причинам. Думаю, благодаря решению технических и финансовых вопросов мы будем более продуктивными», — уверен наш собеседник.

Говоря о будущей школе татарского театра, Имамутдинов напоминает, что современный татарский театр и так существует, но не в том количестве, которого бы хотелось: «Поэтому мы пытаемся закрыть пробел несколькими фигурами и расширить поле воздействия, чтобы и новое поколение продолжало движение современного театра. Преподавать в школе станем мы с Нурбеком Батуллой и хореографом Марселем Нуриевым (соратниками по „Алиф“ — прим. ред.). Мы хотим пригласить Айсылу Мирхафизхан (ранее работала в балетной труппе театра им. Джалиля — прим. ред.), она сейчас в Москве и ведет театральные тренинги. Было бы хорошо, если бы она периодически вела их у нас. Я думаю, что она как раз тот человек, который может дать ученикам школы интересный опыт».

MOÑ в Нацбиблиотеке РТ: «Одним из источников может быть татарская история и традиция»

Говоря о будущей школе татарского театра, Имамутдинов напоминает, что современный татарский театр и так существует, но не в том количестве, которого бы хотелось Фото: «БИЗНЕС Online»

Кстати, Мирхафизхан играет в одной из работ Имамутдинова, премьера которой должна состояться на площадке MOÑ. Известно, что он будет называться «Хава», а вырос из первоначального замысла — создания спектакля о несостоявшейся любви Ильгама Шакирова и Альфии Авзаловой. Правда, от идеи не осталось практически ничего.

Сам режиссер более охотно говорит о другой из трех своих будущих премьер — «самой большой работе» — «Кыйсса-и Йосыф» по Кул Гали. «Это очень объемное поэтическое произведение, и совместить хотелось данную работу с образовательной программой, набором студентов, — говорит Имамутдинов. — Именно на таком материале в течение учебного года мы планируем заниматься изучением театра и выпустить летом следующего года альманах, в рамках которого студенты представят серию работ. Возможно, это продлится несколько дней — произведение довольно объемное, и, чтобы затронуть большую часть пластов, скрытых в нем, понадобится довольно много времени. Может быть, работы будут разножанровыми — каждый студент возьмет определенную главу и представит свое осмысление. Воспитать татарскую креативно-творческую молодежь на подобном материале очень важно».

Возможно, что на сцене MOÑ покажут и «Дэрдменда» — постановку, которую зритель видел лишь однажды, но уже успевшую стать едва ли не легендой. «„Дэрдмэнд“ не спектакль в привычном его понимании. Ставить его на поток невозможно. Его нужно играть ситуативно, в связи с каким-то событием, когда не сыграть невозможно. Поэтому про дальнейшие показы сказать пока не могу. Думаю, театральные фестивали тоже не с большой охотой возьмут такой материал, потому что он построен по другим законам», — считает постановщик.

MOÑ в Нацбиблиотеке РТ: «Одним из источников может быть татарская история и традиция»

«Дэрдмэнд» не спектакль в привычном его понимании. Ставить его на поток невозможно. Его нужно играть ситуативно, в связи с каким-то событием, когда не сыграть невозможно» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ОЧЕНЬ ВАЖНО НАЙТИ БАЛАНС, ЧТОБЫ БИБЛИОТЕКА НЕ ПРЕВРАТИЛАСЬ В НЕЧТО ИНОЕ, ЧТОБЫ НА ПЕРВОМ МЕСТЕ ОСТАВАЛАСЬ КНИГА»

Эксперты «БИЗНЕС Online» оценили перспективы новой театральной площадки на территории Национальной библиотеки РТ.

Нияз Игламов — театральный критик:

— Библиотека есть библиотека. Важны не только технические моменты — музыка, шум — но и имиджевые. Современный театр вторгается на неизведанные территории, иногда места запретного, тем он ценен и прекрасен. Но объединять вещи типа поискового театра с классическим библиотечным делом…

Мне правда хочется, чтобы в этот год происходила общественная дискуссия, чтобы резиденты не закреплялись пожизненно, чтобы было понятно, кто справился, кто нет. И чтобы те постановки, которые станет делать «Живой город» и «Алиф», не наносили репутационный урон библиотеке. Я прекрасно отношусь к Инне и Туфану, но поисковый театр, которым они занимаются, предполагает выход за территорию конвенций. А библиотека все-таки более конвенциональна. Тем более сейчас к ней приковано внимание в условиях очень больших проблем татарского языка, сокращения по всем направлениям национально-регионального компонента — в обучении, образовании, науке, управлении. Здесь всем нужно быть крайне тактичными.

Главные библиотеки русскоязычной литературы находятся не в Казани. А главная библиотека татароязычной — здесь. И я очень ратую за то, чтобы библиотека не утратила национального компонента. Подобное никак не ущемляет ни русский, ни другие народы. А где еще нам хранить свои рукописи, книги? Это богатство, которое накоплено веками, мудрость веков. Нельзя применять здесь волюнтаристский подход. Пока выбраны правильные резиденты — «Алиф» исследует феномен татарской культуры, а «Живой город» очень деликатно и уважительно относится к татарскости, сейчас у них Борис Павлович в «Углу» делает русско-татарский спектакль. У них есть определенное понимание паритета, который значим как основа стабильности нашей республики, мирного сосуществования граждан. Это крайне тонкие вещи. Очень важно найти баланс, чтобы библиотека не превратилась в нечто иное, чтобы на первом месте оставалась книга, татарская литература.

С другой стороны, я прекрасно понимаю, что сегодня библиотека не может функционировать как в 1980-м. Это действительно должен быть мультижанровый, кроссжанровый проект. Надо не бояться пробовать, но при этом отдавать отчет, что есть территории смыслов, на которые нельзя вторгаться без морального права туда идти. На год можно попробовать, а дальше как пойдет.

Гузель Сагитова — директор татарского ТЮЗа им. Кариева:

— Актуальные представления о библиотечных пространствах говорят, что современная библиотека — не только полки с книгами, сейчас это многофункциональное пространство, в котором должна кипеть жизнь во всех ее проявлениях. Здорово, что в таком пространстве будет место для казанских молодежных сообществ: коллаборация различных направлений просто необходима для развития современной культуры. Именно всяческого рода активности будут привлекать в библиотеку молодые поколения читателей. Но когда мы говорим о креативном пространстве, нельзя забывать, что речь идет прежде всего о бывшем здании национального культурного центра, которое является знаковым местом для старшего поколения казанцев. Поэтому здесь должна быть представлена не только молодежь, но и все поколения.  

Размещение библиотеки на территории НКЦ и организация креативного пространства — это перспективное начинание, и главное сейчас, чтобы каждый чувствовал себя в новом доме не гостем, а полноправным хозяином.

Милеуша Хабутдинова — литературный критик, доцент КФУ:

— Необходимо создать молодежный центр, где творческая молодежь реализовала бы свой потенциал и не думала о содержании этого центра. А библиотеку нужно оставить в покое на тех местах, где она находилась. Библиотека может быть на месте НКЦ, но не национальная. Сама по себе креативная среда предполагает определенную потребность такой аудитории, и в соответствии с ней возможно сформировать библиотеку.

Персоны: Сагитова Гузель Рамзилевна

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь